Вопрос к психологу
 
Психолог. Психоаналитик.

Автор и ведущая уникальных трансформационных программ, раскрывающих
глубину внутреннего мира и исцеляющих травмы прошлого.

Меню
На главную Статьи Психология отношений Созависимость. Ответственность за других

Созависимость. Ответственность за других

Просмотров: 72
12 июля 2020 г.
Созависимость. Ответственность за других

Начало истории клиентки.

Созависимая женщина чувствует себя очень ответственной, но… за жизни других людей. Она чувствует себя обязанной беспокоиться, заботиться о других, но совершенно не думает о том, что нужно ей самой. Или знает, но запрещает: «Сейчас не самое лучшее время. Как-нибудь потом…» За любую слабость она ругает себя, в то же время ищет оправдания, мучается от ощущения не такой жизни, о которой она мечтала, постоянно находясь в этой смеси чувств, внутренней борьбы.

Первый этап самый сложный

В начале работы с зависимостью первый шаг – это признание того, что проблема действительно существует. И если, допустим, алкоголика очень сложно убедить, что ему нужна помощь, хотя его проблема очевидна, то созависимой женщине увидеть себя со стороны еще сложнее.

Для Юли первый этап состоял именно в том, чтобы увидеть свою проблему. Она чувствовала себя такой взрослой, самостоятельной, ответственной по сравнению с мужчиной. Она несла на себе тяжесть бытовых проблем, растила за дочь, опекала мужа. При этом успевала работать.

Но ведь именно о своих потребностях она не думала совершенно.

«После ночной смены я забегаю в магазин возле дома за продуктами. Потом сплю часа четыре, просыпаюсь с десятым будильником, иду готовить обед и ужин. А затем пытаюсь что-то сделать с ремонтом в нашей квартире.

Вскоре дочь приходит со школы. Я сажусь делать с ней уроки, потому что понимаю – сама она их не сделает. Будет играть, смотреть телевизор, делать что угодно, но не уроки.

Ближе к вечеру приходит муж, вроде бы с работы, но я уже не знаю, стоит ли ему верить. Мы садимся ужинать. Затем я убираю на кухне, пока муж с дочкой играют в зале. А потом пытаюсь уговорить перед сном помочь доклеить обои или еще что-то, но, конечно же, он устал. Я тоже чувствую себя вымотанной, ложусь на часик, а в полночь у меня следующая смена…»

Я попросила Юлю вести записи, когда эмоции захлестывают ее. А затем перечитывать эти записи через пару дней. Постепенно она увидела, что в ее жизни есть все, кроме нее самой – в выходные дни она ухаживала за старенькой свекровью, в обычные будни была полностью погружена в домашнюю работу. При этом она даже не позволяла себе нормально отдохнуть, восстановить силы.

«Я очень хотела с ним поругаться»

«Вчера он снова не пришел ночевать домой. Я поняла, что он опять у другой женщины – одной из прошлых, или новых, мне даже все равно… А сегодня он явился с улыбкой, был таким внимательным. А меня прям тошнило от его присутствия. Я очень хотела с ним поругаться, спросить, где он опять пропадал, но сдерживалась – какой в этом смысл?

Мы ругались раньше, и кажется, что обоим становилось легче. Мне кажется, это даже приносило какое-то болезненное удовольствие. Но мне уже надоело… Даже когда он прямо заявил, что сегодня снова не придет домой, я просто развернулась и ушла в другую комнату. Он будто провоцирует меня на скандал, но у меня уже сил нет выяснять отношения.

Да и стоит ли это делать? Если я поругаюсь с ним, он потом это так вывернет, будто я сама виновата, что он ушел из дома на несколько дней или недель. Такое уже было…»

Я указала Юле на то, что она пытается сохранить видимость мира в семье ценой собственного душевного состояния. Ведь сохранение негативных эмоций прямо ведет к психосоматике. На что женщина ответила:

«Я боюсь, что станет еще хуже.»

Созависимость, зависимость и дети

Конечно же, такую обстановку в семье нельзя назвать здоровой. Дети растут в неблагоприятных условиях для нормального развития психики. Смотрите, как бы Юля не хотела повторить отношения своих родителей, но она все равно влипла в созависимость с алкоголиком. Женщина без этой психологической склонности смогла бы уйти из таких отношений еще на начальном этапе. Созависимая женщина уверена, что в ее силах изменить другого человека. Она видела его в определенном образе, и ей хочется, чтобы он в нем же и оставался.

Отношения родителей закладывают в бессознательном ребенка определенное видение взаимоотношений мужчины и женщины.

И пусть в детстве Юли алкоголизм отца выражался в грубой форме физического и эмоционального насилия над женой и дочкой, но созависимость-то начала формироваться уже тогда. Потому что в семье алкоголика созависимая не только его жена, но и все члены семьи, которые живут с ним рядом.

Что можно сказать о Юле: она чувствовала злость и неудовлетворенность по отношению к мужу, его зависимости, но… Срывала все эмоции на собственном ребенке.

«Я понимала, что дочка ни в чем не виновата. Пока она была маленькой, мы были очень близки, привязаны друг к другу. Если мы ссорились с мужем, и я плакала, она всегда приходила и утешала меня. Она была моим маленьким ангелом…

Но, когда она стала старше, и пыталась заступиться за меня, выступать против отца, я стала ругать ее. Постепенно ругаться с дочкой стало настолько привычным, что я вообще не замечала, как повышаю на нее тон. Хочет пойти погулять – мой ответ «нет», сказала что-то слишком прямолинейно – получала подзатыльник… Я не могла себя сдерживать.

А сейчас понимаю, что чаще всего заводилась именно когда муж был дома. Он так сильно злил меня, но при этом я почему-то сдерживала себя изо всех сил, чтобы не сказать ему все, что думаю! И срывалась на дочери…»

«Наверное я боялась, что если дам волю эмоциям, то потеряю контроль и наговорю ему столько всего, что он уйдет из семьи окончательно. Не знаю, почему я так этого боялась, я же давно ничего хорошего от него не получала, не чувствовала…»

В семейных отношениях поначалу проявлялся явный треугольник «Преследователь-Жертва-Спасатель». Мужчина и женщина ссорились, и тогда она уходила в близость с ребенком. Дочка видела, что мама плачет, а значит ее обидел папа, и сама внутренне настраивалась, против отца. Когда она выросла, то стала принимать роль Спасателя в отношениях, перетягивая внимание отца на себя и спасая маму.

В этой ситуации самое страшное то, что девочка перетянет эту модель отношений в семье в свою семью в будущем. Она уже сейчас учится менять роли – сейчас она спасатель, а вот мама недовольна, ругается, и дочь уже стала жертвой.

Юля также в свое время перетянула на себя этот сценарий, от своих родителей. Внутри нее остался тот ребенок, каким она была в детстве, когда мама и папа ругались, а она иногда «спасала» маму-жертву от папы-преследователя.

Пообщавшись с Юлей, мы решили заново начать работу, с тренинга-интенсива «Спасатель. Жертва. Преследователь». Женщина научилась определять, когда в этой игре в треугольник в отношениях с мужем и дочерью она переходит из одной роли в другую. Также она смогла отметить моменты, когда позволяла нарушать свои личные границы – мужу, свекрови, и даже дочери. Девочка, которая растет в нездоровой атмосфере, которая неосознанно сравнивает себя с матерью, перенимает ее же привычки, ее слабости. В этой семье нет ощущения четких границ каждого человека, поэтому каждый, не задумываясь, постоянно нарушает личное пространство другого.

Именно женщина задает психологический климат и эмоциональную атмосферу в семье. Мы, женщины, способны по-женски влиять на мужчин. И если она чего-то не может добиться от мужчины (в глобальном смысле), значит, либо этот мужчина не для нее, либо она не умеет по-женски влиять на своего партнера.

Знаю, что многим женщинам это не приятно и не понятно. Более подробно о том, как Юлия вышла из своей созависимости и начала углубляться в свой путь к самой себе, к своей женской сути, я расскажу позже.

Всегда рада помочь вам стать счастливее!

С любовью,

Ирина Гаврилова-Демпси

Выберите удобный способ общения и подпишитесь на меня
Вы первая будете узнавать все самое важное и полезное
© 2015-2020 Все права защищены
Ирина Гаврилова Демпси
Психолог. Аналитик. Автор и ведущая женских программ

+7-902-657-83-70

irina200882

irina@irinagavrilovadempsey.ru

 
Создание сайта: Веб-решение
Карта сайта